Астанинский формат по Сирии возрождается, и Турции может прийтись несладко

Астанинский формат по Сирии возрождается, и Турции может прийтись несладко

Астанинский формат по Сирии возрождается, и Турции может прийтись несладко

В астанинском формате по Сирии все иначе: Россия и Иран — жестче, Турция — сговорчивееВ Нур-Султане встречаются участники астанинского формата по сирийскому урегулированию. Решаться будут вопросы по Конституционной комиссии, оппозиции и курдскому фактору. Если Турция не будет мутить воду, то все может получиться.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

В ответ на курдский фактор Анкара всего лишь мутит воду

Возобновляется, казалось бы, подзабытый астанинский формат, который был в свое время, в 2017 году, создан Россией, Ираном и примкнувшей к ним Турцией. Переговорная площадка, созданная для урегулирования сирийского кризиса, в какой-то момент из-за пандемии утеряла свою привлекательность и значимость. Причем как для инициаторов ее создания, так и для наблюдателей, коих за прошедшие пятнадцать раундов переговоров набралось немало.

Напомню – это был и специальный представитель генерального секретаря ООН по Сирии Гейр Педерсон, и представители Иордании, Ливана, Ирака. Последний, пятнадцатый раунд переговоров должен был состояться в марте 2020 года, однако из-за сложной эпидемиологической ситуации тогда обошлись, как сейчас принято, видео-форматом.

Затем и вовсе отложили следующую встречу, которая должна была состояться в феврале текущего года – вновь помешала пандемия. Казалось бы, астанинский плацдарм если и не приказал долго жить, то, как минимум, отложен в долгий ящик. Однако в последнее время, после избрания иранского президента и обострения ситуации на сирийско-иракской границе стало понятно, что астанинскому формату предстоит еще многое сделать.

Именно после того, как в последнее время Соединенные Штаты нанесли несколько ударов по про-иранским вооруженным группировкам, борющимся с остатками Исламского Государства (организация, запрещенная в России и ряде стран), стало понятно, что американцы целенаправленно обостряют ситуацию в этой многострадальной стране. И что астанинский формат в любом случае, худо-бедно, но помогал сохранять хотя бы относительное спокойствие.

Есть еще целый ряд обстоятельств и факторов, позволяющих утверждать, что инициаторы астанинской площадки остро нуждаются в реанимации этого изначально многообещающего формата. Интересно, что в первую очередь это Турция, которая чувствует шаткость своего положения после того, как не смогла найти общих точек соприкосновения с позицией новой байденовской администрации касательно курдского фактора.

Во всяком случае, после откровенно провальной личной встречи Байдена с Эрдоганом на полях натовского саммита в Брюсселе, когда по итогам переговоров не было сказано ничего вразумительного по курдской проблематике, стало ясно, что там Вашингтон Анкаре не товарищ. И что туркам придется искать хоть какой-то поддержки у остальных знаковых игроков на сирийском плацдарме.

Сирийские ставки США делают на курдов, и туркам «не светит»

Ну, а когда после встречи министра иностранных дел России Лаврова с его турецким коллегой Чавушоглу в Анталье вдруг оказалось, что главной темой переговоров была Сирия, то стало понятно – наступает время очередного раунда переговоров в Нур-Султане. Более того, судя по определенным источникам «с земли», можно сделать следующий вывод.

Турецкая сторона, не сумевшая получить поддержку от своего знакового натовского партнера (от США), сейчас, на очередном раунде сирийских переговоров, будет намного сговорчивее во всем, что касается восточных районов Сирии, где проживают курды. Более того – на встрече в Брюсселе стало очевидно не только то, что западная коалиция (сиречь — НАТО) не отказалась от идеи поддерживать курдов.

Там еще выяснилось, что в случае обострения взаимоотношений с российской военной группировкой в Сирии никто поддерживать натовскую Турцию не станет. И речь идет не только о военной помощи, но и о военной поддержке на международных политических площадках. Оказывается, американцы делают настолько серьезные ставки на курдский фактор, что позиция России, которую в Анталье высказал Лавров, оказывается для турок приемлемее.
А Лавров сказал следующее (и это отнюдь не в пользу Турции).

«Мы, к сожалению, наблюдаем на восточном берегу Евфрата попытки внедрить сепаратистские тенденции. Эти попытки получают поддержку извне, подпитываются финансово, материально», — сказал он, и это предопределило позицию Анкары.

Затем, уже через пару дней после встречи с турецким коллегой, Лавров высказался еще конкретнее и жестче: «На всем протяжении кризиса, особенно с направлением в Сирию по просьбе законного правительства нашего воинского контингента, мы поощряли, в том числе в наших контактах на земле, прямые отношения между курдскими представителями и Дамаском с тем, чтобы они начали договариваться о том, как им жить вместе в одной стране».

То есть той же турецкой дипломатии предстоит выбирать одно из двух. Либо на сирийской земле курдский фактор решают американцы, что для турок смерти подобно, либо вопросом занимается Кремль. Что для Анкары, кстати, тоже ничего хорошего не обещает, ведь у Москвы в данном вопросе достаточно жесткая позиция.

Коалиция НАТО не прикроет Турцию от российских ВКС

Позиция заключается в том, что сирийские курды должны подчиниться воле законно избранных властей Сирии. В случае с Турцией это значит, что руки у Анкары будут связаны еще сильнее. Это в случае с американцами Эрдоган, проводя военные операции против курдских боевых формирований, особо не церемонился. В случае же, если курдская так называемая «анти-асадовская» оппозиция повернет вспять и подчинится Дамаску, то получится, что Анкара воюет с законно избранной сирийской властью.

И тогда Турция рискует столкнуться на поле боя не только с сирийскими кадровыми армейскими частями, но и с российскими ВКС. Готов ли Эрдоган так высоко поднять ставки в случае, если понимает, что даже от своих натовских коллег, и в первую очередь от американцев, не будет иметь поддержки?

Так что есть подозрение, что нынешний, шестнадцатый раунд переговоров в астанинском формате может стать знаковым в том плане, что впервые за все это время Турции придется пойти на откровенные, очевидные уступки. До этого такого не случалось, поскольку всегда была надежда, что в случае обострения ситуации Турция может прикрыться и от сирийской армии, и от российских ВКС «коалиционным» мандатом.

Ведь изначально, когда только вошла в Сирию, она именно так и делала – прикрывалась борьбой с международным терроризмом и натовским мандатом. Сейчас такая лафа не светит. Понятно, что эти тонкости отнюдь не будут озвучены на астанинской переговорной площадке открытым текстом. В итоговых отчетах крупицы истины придется искать между строк.

Главную же, самую важную и находящуюся в открытом доступе, цель очередного, шестнадцатого раунда переговоров по Сирии в астанинском формате на днях опять-таки озвучил Лавров.

«Мы готовим очередное заседание, которое в значительной степени будет посвящено максимально эффективной подготовке к заседанию конституционного комитета, вернее — его редакционной группы», – сказал глава внешнеполитического ведомства России.

Это, конечно, самое важное в проблематике сирийского кризиса и его решения. И если хотя бы на сей раз оппозиционеры поймут, что отныне они отнюдь не первые во внешнеполитических предпочтениях Соединенных Штатов, и если Турция не будет продолжать мутить воду, то все должно получиться.

Автор:Павел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *