Полет за жизнью

Полет за жизнью

Несколько месяцев назад в семье жительницы Тульской области Елены чуть не случилась трагедия. Муж, раньше не болевший ничем опаснее простуды, вдруг плохо почувствовал себя на работе. Как гром среди ясного неба прозвучали слова врачей: шансы на жизнь невелики…

Из родного Ефремова пациента транспортировали в Новомосковск. На полное обследование ушла пара дней.

– Врачи вынесли вердикт: в Новомосковске делать сложную операцию на сердце возможности нет. Нам предложили везти мужа на вертолете в Москву в институт Склифосовского. Но честно предупредили – дорогу он может не перенести, – вспоминает сейчас Елена. – Терять было нечего, а поездка давала хоть какой-то шанс.

Муж Елены в тот момент уже редко приходил в сознание. Тем не менее дорогу перенес нормально. Но даже на месте столичные врачи не брались делать прогнозы. Может, будет жить, а может…

– Операция прошла успешно, – рассказывает женщина. – Сейчас муж дома, восстанавливается. Оба понимаем, что впереди долгое лечение, но, надеюсь, самое страшное позади. Еще раз хочу сказать спасибо врачам института Склифосовского. А еще тем, благодаря кому супруг там очутился. Я ведь даже имен тех ребят, с которыми он в Москву летел, не знаю…

Безымянные герои – это бригада санавиации. Два пилота и медработники, которые сопровождают пациента в воздушном путешествии. Транспорт – вертолет «Ансат» казанского производства. По оснащению он ничем не отличается от наземной «реанимации». Укомплектован всем необходимым, чтобы поддерживать жизнь больного на пути к спасению.

– В вертолете есть то, что присутствует в палате интенсивной терапии, на борту мы можем оказать полноценную реанимационную помощь, – рассказала анестизиолог-реаниматолог авиационной бригады скорой помощи Тамара Нефедова. Она была среди тех, кто транспортировал мужа Елены в «Склиф». – Во время полета главная задача – следить за состоянием больного. Не только за давлением и пульсом, но и проводить сердечный мониторинг, измерять уровень насыщения крови кислородом. Перед полетами мы проходили переобучение. В сертификатах написано, что помощь оказывать можем не только на земле, но и в воздухе.

130 часов – общий налет вертолета санавиации в 2019 году.

145 пациентов эвакуировала бригада санавиации.

От 7 месяцев до 82 лет – возраст пациентов, которым помогла бригада санавиации.

В экстренной ситуации у медиков нет времени на лирику. Поэтому если в жизни обычного человека подъем в небеса – событие, окруженное ореолом романтики, то, сравнивая вертолет и машину, врач называет лишь два основных преимущества воздушного судна – скорость и меньшая травматичность.

– Чаще всего мы берем на борт больных с сочетанными травмами, ожогами, инфарктами и инсультами, – объясняет Тамара. – Здесь очень важна максимально спокойная перевозка. Кстати, насильственно мы никого в воздух не поднимаем. Если пациент в сознании, всегда спрашиваем, не против ли он полета. Возражавших пока не нашлось. И недовольных результатом тоже.

Вместе с медиками и пациентами на борту – два пилота. Для них, выбравших небо своей судьбой, работа на воздушной «скорой» – это не только помощь людям, но и возможность раз за разом отрываться от земли.

– Что может сравниться с чувством полета? – улыбается командир экипажа «Ансата» Иван Павельченко. – Честно говоря, мы не стремимся узнать у медиков точный диагноз пациента, которого везем, чтобы не дать волю эмоциям. Моя мама врач, всю жизнь проработала терапевтом. Может, от нее мне передалась эта внутренняя непоколебимость. Конечно, с врачами общаемся в ходе полета, обговариваем оптимальный план действий. Но в целом стараемся абстрагироваться от того, что происходит в кабине. Наша задача – долететь.

– Пилотирование в санавиации немного отличается от обычного, – добавляет коллега-пилот Александр Красников. – Стараемся, что называется, не делать резких движений. Ведем машину плавно, чтобы не потревожить пациента. Специально этому нигде не учат. Самое главное, наверное, – чувствовать вертолет. А это приходит с опытом. Ну и с коллегами, которые уже работали этой сфере, тоже консультируемся.

Схема работы бригады санавиации такова. Если врачи в больнице или бригада «скорой» понимает, что пациенту требуется высокотехнологичная помощь в областном центре или другом городе и счет при этом идет на часы, они направляют заявку в центр медицины катастроф. Там быстро анализируют ситуацию и принимают решение – вызывать санавиацию или нет.

В первом случае начинают собирать бригаду – врачи и пилоты спешат к аэропорту. На то, чтобы добраться до вертолета и подготовить его к полету, в летнее время отводится полчаса, в зимнее – на десять минут больше.

Прибыв на место и забрав пациента, санавиаторы отправляются туда, где нуждающемуся окажут необходимую помощь. Переговоры с больницами, ожоговыми центрами, онкологическими диспансерами – учреждениями здравоохранения, где могут спасти человека, к этому моменту уже заканчиваются. Взмывая в воздух с пациентом на борту, члены бригады всегда знают, куда летят, и уверены в том, что их там ждут.

На месте пациента передают из рук в руки. И только после этого можно выдохнуть – задача выполнена.

– Уточню, что за сутки диспетчеры Центра медицины катастроф принимают порядка четырех тысяч звонков. Из них около 1300 – вызовы «скорой». И вот из всех них специалистам приходится выбирать тот самый случай, – когда нужна санавиация, – рассказал исполняющий обязанности главного врача Центра медицины катастроф Сергей Мухин. – Направление это будем развивать и дальше. Первоочередная задача – организовать достаточное количество вертолетных площадок, они есть далеко не везде. Всегда лучше сажать вертолет в хороших условиях, чем, к примеру, на трассу. Хотя пилоты и это могут. В прошлом году бригада совершила 81 вылет. В нынешнем – 64.

Вроде бы всего лишь цифры, но за ними – спасенные жизни.

Полина КРЫМОВА

Сергей КИРЕЕВ

Полет за жизньюПолет за жизньюПолет за жизнью

Источник: gazeta-schekino.ru

Автор:Павел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *