Правда на стороне тех, кто вакцинируется — российский вирусолог

Правда на стороне тех, кто вакцинируется - российский вирусолог

Правда на стороне тех, кто вакцинируется - российский вирусолог

Почему так нужна ревакцинация от COVID-19: вирусолог Альтштейн разложил все по полочкам Генно-инженерные вакцины до коронавируса боялись применять, а сейчас без них уже не справиться, считает Главный научный сотрудник Института имени Гамалеи Анатолий Альтштейн.

Сколько людей нужно привить, чтобы пандемия начала отступать, зачем нужна ревакцинация, и когда удастся победить вирус? На эти вопросы Sputnik ответил главный научный сотрудник Института имени Гамалеи Анатолий Альтштейн.

О массовой вакцинации

Россия – страна, которая одной из первых разработала эффективную вакцину. Но привито в РФ относительно мало населения, сожалеет ученый Анатолий Альтштейн.

«Хотя прививочная кампания благодаря усилиям московских властей пошла гораздо эффективнее (прививать стали и мигрантов – ред.), быстрее, в целом мы отстаем, потому что другие страны провакцинировали уже больше 60% своего населения. Мы же находимся на уровне 12-15%. Правда, это примерно столько людей всего провакцинировано в мире. Масштаб вакцинации в мире огромный, сделано порядка двух с половиной миллиардов прививок», — говорит вирусолог.

Он отмечает, что такой массовой вакцинации никогда в мире не было.

О противостоянии прививочников с антипрививочниками

«Без всякого сомнения, с моей точки зрения, правда на стороне тех, кто настаивает на прививках. Это не значит, что нужно привить 100% населения. Многие ведь вакцинации не подлежат — дети младше 12 лет, тяжелобольные. Но 60-65%, может, даже 70% населения могут быть привиты. И должны быть привиты», — считает Альштейн.

Профессор-вирусолог говорит, что в ревакцинации также нет ничего особенного – это нужно, чтобы усилить иммунитет. Изначально не было речи о том, что ревакцинацию желательно пройти уже через полгода, поскольку на тот момент вирус не мутировал в столь агрессивную форму, поясняет Анатолий Альштейн.

Он признает, что индийский штамм COVID-19, получивший название «дельта», «менее чувствительный к вакцинам и, чтобы оказать наибольшее влияние на этот вирус, подавить его распространение, нужно увеличить иммунитет. Для этого и нужна ревакцинация».

О возвращении к нормальной жизни

«В истории человечества таких страшных пандемий было немало – черная оспа, чума, холера, но тогда вакцин у нас не было. И только после 1796 года появилась вакцина против натуральной оспы. Эту вакцину применяли в XIX-XX веках. И в конце концов организовали работу так, что ликвидировали натуральную оспу полностью. Так, что нигде на земле больше нет этого вируса, его невозможно ниоткуда выделить», — рассказывает Анатолий Альштейн.

Он отмечает, что в 1980 году Всемирная организация здравоохранения даже объявила премию в 50 тысяч долларов тому врачу, который найдет оспу. И сумма осталась невостребованной.

«Последняя страшная пандемия прокатилась по миру в 1918-1919 годам — это был грипп «испанка». И десятки миллионов людей погибли. Вакцин тогда не было, и возбудитель вируса не был выделен. В течение двух лет бушевала эта пандемия и постепенно сошла на нет. Что касается пандемии COVID-19, я думаю, что в течение одного года-двух она тоже сойдет. Но сейчас есть возможность применять те усилия, которые раньше были недоступны человечеству. Это генно-инженерные вакцины, которые впервые так широко пустили в оборот», — говорит вирусолог.

Над этими вакцинами, поясняет он, работали, начиная с 1980-х годов, «их трудно было продвинуть в практику, потому что вакцинное дело очень консервативное». Вместо одного типа вакцин дать другой тип очень сложно.

«И вот впервые открылись возможности перед генными инженерами, и они смогли сделать очень эффективные вакцины, которые сейчас помогают нам в борьбе с этой эпидемией. Экспериментальные подходы были в 80-90 годах, что-то делалось маленькими масштабами. И впервые мы смогли работать, применять генно-инженерные вакцины, когда началась лихорадка Эбола в Африке. Именно эти вакцины показали большую эффективность», — вспоминает Альштейн. — И мы гордимся, что наша страна была в числе первых стран, которая использовала эти вакцины для масштабного применения».

Новая напасть?

Из Индии, откуда и пришел новый активный штамм COVID-19, поступают сообщения о распространении другой инфекции – «Черной плесени». Стоит ли опасаться, что заболевание перейдет и на другие страны?

«Черная плесень» — это грибок, который мало патогенен, и очень редко люди заболевают. Но когда люди заражены коронавирусом, заражения случаются чаще. Это грибковое заболевание – оно действительно очень тяжелое, смертельное, оно, присоединившись к коронавирусу, может человека убить», — рассказа ученый.

Но в то же время Анатолий Альштейн отметил, что для России и близлежащих стран эта болезнь практически не страшна, поскольку очаг ее распространения – Индия и пока за пределы этой страны «черная плесень» не вышла. Кроме того, это не то грибковое заболевание, с которым медицина не может справиться. Российская вакцина «Спутник V» во время противостояния коронавирусу снижает вероятность заболевания «черной плесенью» и фактически может спасти людей от гибели.

Автор:Павел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *