«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович

Фильм, основанный на реальной легенде о самой глубокой скважине в мире, которая наконец-то принадлежит русским, а не американцам. (К ним, если верить Голливуду, в основном и все метеориты падают, и инопланетяне прилетают). Легенде, потому что научного обоснования всей той чертовщине, о которой в конце 80-х писали журналисты со слов работников Кольской, до сих пор не нашлось. Зато нашелся человек, сумевший написать сценарий и запустить в производство фильм, действие которого разворачивается на глубине 12 тыс. метров. Тем более что именно в этом году исполнилось 50 лет со дня начала бурения легендарной Кольской сверхглубокой скважины, внесенной в Книгу рекордов Гиннесса как самое глубокое вторжение человека в земную кору. Главную роль в фильме исполнила сербская актриса Милена Радулович. Российская публика познакомилась с ней на картине «Балканский рубеж», а теперь Милена задействована сразу в нескольких отечественных проектах, в том числе в многосерийном фильме «Грозный», где исполняет роль княжны Марии Темрюковны. Кстати, тоже сильной и решительной женщины. О выборе ролей, изучении русского языка и месте женщины в кино с Миленой Радулович поговорила Киноафиша.Инфо.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: Милена, вас можно поздравить с пропиской в российском кино?

Р: Да, огромное спасибо!

В: Продюсеры «Кольской сверхглубокой» пригласили вас в проект, увидев в картине «Балканский рубеж»?

Р: Знаю, что, выбирая исполнительницу главной роли, создатели фильма не сразу подумали обо мне. Более того, кастинг-директор «Кольской сверхглубокой» позвонил мне, когда подбор актеров уже фактически завершался. Сначала создатели «Кольской сверхглубокой» посмотрели «Балканский рубеж», затем — мои пробы для других проектов, на которые я ходила параллельно. И потом поняли, что Аню должна сыграть я. Может показаться, что Аня и моя героиня в «Балканском рубеже» Ясна внешне похожи. Но они кардинально разные. Сходство разве только в том, что обе — врачи и очень ответственные женщины. В боевике «Балканский рубеж» моя героиня — простая девушка, которая пытается выжить в ужасе войны. «Кольская сверхглубокая» — это другой жанр, мой персонаж оказался в совершенно иных обстоятельствах. Да и сама Аня не так проста. Так что для меня эти героини отличаются разительно.

В: «Кольская сверхглубокая» заявлена как мистический триллер. Знаю, что в нем будут элементы фантастики и хоррора. Как вы лично относитесь к таким жанрам? Вам как зрителю они интересны?

Р: Я не фанатка хорроров, а вот триллер — мистический или фантастический — мне нравится. Но и сказать, что я этим жанром давно увлекаюсь, тоже не могу. Когда меня утвердили на роль в «Кольской сверхглубокой», я начала погружаться в жанр мистического триллера, изучать его. И обнаружила, что в этом жанре могут быть очень интересные вещи.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: Влияют ли ваши зрительские вкусы на выбор ролей?

Р: Конечно, я стараюсь играть в том, что сама как зритель с удовольствием бы смотрела. Но тут важно помнить, что так бывает не всегда, особенно когда ты молода и только строишь свою карьеру. Я очень люблю драмы и триллеры, а еще комедии, правда, пока опыта работы в этом жанре у меня нет. Но постараюсь исправить это.

В: Можно, например, взять мастер-класс по комедии у вашего соотечественника Милоша Биковича. «Холоп» с его участием очень успешно прошел в кинотеатрах.

Р: Да-да, это точно! Надо просто чаще практиковаться в этом жанре, вот и все. У меня же даже в Сербии, где я снималась заметно чаще, чем в России, и работы были более жанрово разнообразны, комедии до сих пор не случилось. С другой стороны, и к Милошу это пришло не сразу…

В: «Кольская сверхглубокая»фильм жанровый. Читаешь описание — и тут же приходит на ум картина Ридли Скотта «Чужой». По-вашему, что в «Кольской…» есть уникального для этого жанра?

Р: Начнем с того, что «Кольская сверхглубокая» основана на реальной легенде о реальном месте. Фильм уже этим интересен. Эта история меня сразу заинтриговала: та самая скважина действительно была пробурена — это подтвержденное научное достижение. Проект, по одной из версий, был закрыт из-за того, что из скважины доносились какие-то голоса. И этому тоже есть подтверждения. Мне импонирует то, что сюжет опирается на факты. Да, в фильме есть и художественный вымысел, но мы даем зрителю возможность поверить: такое вполне могло случиться. События, о которых рассказывает фильм, происходят в 1987 году. И мы придерживались максимальной аутентичности: воспроизводили советские реалии, использовали костюмы и вещи того времени. Снимали близ Мурманска на Кольском полуострове, в реальных локациях, где это все происходило. Нам хотелось сделать фильм таким, как если бы его снимали в 1980-е: с пластическим гримом и реальными спецэффектами, без компьютерной графики и с особой цветокоррекцией. Но используя современные технические возможности. А что касается «Чужого»… Эта картина заложила фундамент жанра, поэтому при желании что-то от «Чужого» можно увидеть во многих лентах.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: Давайте поговорим о вашей героине. Образ довольно сложный: и профессия особенная — эпидемиолог, и личные обстоятельства… Что ею движет?

Р: Аня сложный и интересный персонаж: она очень амбициозная, на работу на Кольской скважине моя героиня соглашается, преследуя определённые цели. В то же время внутри ее — страдание и боль, это следствие того, что с нею произошло ранее. Ситуация, в которую она попадает на Кольской, меняет ее. Становится ли она иным человеком или как раз находит саму себя? Это большой вопрос. Как бы то ни было, она уже не та, что прежде, потому что сама ситуация требует от нее непростых решений. Вот это мне было особенно интересно: что зритель на протяжении фильма наблюдает эволюцию человека.

В: По-вашему, она жертва обстоятельств или храбрая и ответственная за свои поступки женщина? Она последовательна и каждый ее шаг просчитан?

Р: Она пыталась сделать так, чтобы каждый шаг был под контролем. Но жизнь всегда наглядно демонстрирует, что это невозможно. И это то, что она понимает по ходу развития сюжета… Вообще это история о решениях, которые мы принимаем. Ведь о тебе как о человеке говорят как раз те решения, которые ты принимаешь в тяжелых стрессовых ситуациях.

В: Актеры не раз признавались, что, глядя на своих персонажей, они понимают многое про себя. Например, какие качества они бы с удовольствием переняли, а какими, наоборот, не хотели бы обладать. Что бы вы позаимствовали у Ани?

Р: Храбрость. Надеюсь, в подобной ситуации мне хватило бы духа поступить так, как она.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: Получилось ли у вас на съемках «Кольской сверхглубокой» освободиться от штампов «Чужого»? Пытались ли вы освободить голову, чтобы не сыграть новую Рипли? Или же, наоборот, вдохновлялись героиней Сигурни Уивер?

Р: За те два месяца подготовки к съемкам, что у меня были, я получила возможность сделать Аню именно такой, как я хочу. Я впервые работала в условиях, когда жестких сценарных ограничений не было с самого начала. И мне это понравилось. Создавать персонажа было непросто. Вместе с режиссером мы складывали образ моей героини как сложный пространственный пазл, подбирая то, что работает, и отметая лишнее. В итоге моя Аня получилась настоящей. На мой взгляд, она не похожа ни на какого другого персонажа. Так это или нет, решит публика, когда посмотрит кино.

В: С нашего прошлого интервью на премьере «Балканского рубежа» вы очевидно подтянули русский язык.

Р: Огромное спасибо! Я очень сильно стараюсь, но сама не могу оценить, получается это или нет.

В: Поверьте, это заметно. Тем не менее каково для вас играть на русском, не родном для вас языке? К тому же для роли пришлось учить медицинские термины, названия вирусов, бактерий…

Р: Все эти медицинские названия на русском звучат так же, как на сербском. В них латинский корень, так что трудностей с запоминанием не было. Кроме того, в период подготовки я много общалась со своей знакомой из Сербии, которая занимается как раз микробиологией и молекулярной биологией. Я с нею советовалась, чтобы понимать, чем вообще занимается моя героиня. Так что вся терминология, которая есть в сценарии, к началу репетиций была мне понятна. Я заранее выучила текст, чтобы не думать о нем на площадке, потому что это моя первая роль на русском и сразу такая большая, главная. Но еще раз подчеркну: я понимала, о чем говорю. А когда вы знаете, о чем речь, все легче запоминается.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: На фото со съемочной площадки виден сложный пластический грим актеров. Выглядит жутковато. Что вы чувствовали, когда видели его вживую?

Р: Это очень страшно. Поначалу у меня постоянно бегали мурашки по коже. Наши специалисты по пластическому гриму настолько обожают свою работу, с такой страстью ее выполняют, что результат выглядит очень впечатляюще. Помню, когда я в первый раз увидела актеров в гриме, ощущения возникли не очень приятные — настолько это было пугающе натуралистично. Но потом я, конечно, привыкла. И даже подумала: наверное, врачам во время их первой операции тоже бывает не по себе, а потом нормально, привыкают.

В: Наверное, странно сравнивать «Балканский рубеж» и «Кольскую сверхглубокую», но в обеих картинах ваша героиня сталкивается лицом к лицу с воплощением ужаса. В «Балканском рубеже» это война, в «Кольской» — некая мистическая угроза. Работать на каком из проектов вам было тяжелее?

Р: Физически труднее мне пришлось на площадке «Кольской», ведь в этом фильме я в каждой сцене, не выхожу из кадра вообще. Для меня это был вызов сыграть правильно, чтобы зритель не только следовал за сюжетом, но и прочувствовал все то, что происходит внутри героини. Это разные вещи. Много было и динамичных сцен: к примеру, в этом фильме я в первый раз дралась. Я готовилась с каскадерами и сделала сама примерно 95% всех трюков. Для меня это очень большой актерский прогресс. Спасибо продюсерам, которые разрешили мне многое делать без дублера. А «Балканский рубеж» дался труднее эмоционально. Война крайне болезненная тема для Сербии. Потому что это та война, которую все мы помним.

В: Сейчас в мировом и, что важнее, в российском кино мы наблюдаем тренд: все больше выходит картин, где главная героиня — сильная, решительная женщина, которая при этом не теряет женственности. Вы ощущаете себя частью этой тенденции? Вам важно, чтобы такие фильмы выходили?

Р: Это, конечно, правильный тренд. Так сложилось, что мужских главных ролей в кино всегда было больше. Пора уже и женщинам высказаться.

«Женщинам пора высказаться»: интервью с Миленой Радулович
Бекстейдж со съемок фильма «Кольская сверхглубокая»

В: В прошлом году на премьере «Балканского рубежа» вы встретились с российской публикой. Как она приняла вас? Вам нравится сама идея, что скоро вас будут воспринимать российской актрисой?

Р: Российская публика прекрасна. Премьера «Балканского рубежа» была настолько трогательной! Для нас, сербов, очень ценно, что российский зритель так отреагировал на историю, показанную в фильме. Я очень хорошо себя в России чувствую, здесь меня окружает непередаваемая атмосфера. Так что я готова жить на две страны, ведь менять окружение и условия работы гораздо интереснее. Последние три года постоянно мотаюсь из Сербии в Россию и обратно. Сейчас в вашей стране я провожу времени больше, чем дома, — так сложилось. Мы много работали над «Кольской сверхглубокой», это вообще были непростые съемки. Но когда люди отдают проекту столько сил, когда работают со всей душой, всегда получается хорошее кино. Так должно быть и с «Кольской сверхглубокой». Это мне подсказывает мой, пусть и небольшой, актерский опыт.

Беседовала Вероника Скурихина

Источник: www.kinoafisha.info

Автор:Павел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *